Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Даниель Хайнц

Начало - половина дела!

Даня, ты сделал домашнее задание? – спрашивает меня мама. В это время я заглядываю в холодильник, чтобы что-нибудь съесть. В общем-то есть я совсем не хочу, но ещё больше не хочу делать домашнее задание. Закрываю дверь холодильника – да погромче, чтобы мама подумала, что я её не слышу.
⁃           Даниель, так сделал? - не отстает она.
⁃           Ещё успею! - отмахиваюсь я.
⁃           У тебя вечером гимнастика, не забывай!
⁃           Я помню! - начинаю злиться.
И угораздило же сегодня учительница задать нам такое задание – написать письмо! Не перевариваю их. Взять, к примеру, математику. 365 плюс 643. Все просто! Исходные даны. Получите ответ -. 1008. А в письме? Вот вам интервью с космонавтом. Напишите ему письмо, да ещё по всем правилам. А что писать? Придумайте сами!
Ложусь на пол и начинаю причитать, какой я бедный, несчастный, какое трудное задание мне задали. А тут, как назло, Саша из гимназии пришел, который все свои домашние задания выполнил, а гаджетное время ещё не проиграл! Теперь может сидеть и развлекаться – в то время, когда я должен писать это несчастное письмо! А мама с Софией смотрят видео по неё на телефоне. О, бедный я, несчастный!
⁃           Даниель, ты нам мешаешь! - говорит мама. - Из-за твоих причитаний мы ничего не слышим!
⁃           Оооо! Я не знаю, как делать домашнее задание! И никто мне не хочет помочь!
⁃           Я уверена ты справишься сам! - отвечает мама, и продолжает умиляться с Софией над её видео.
Тем временем письмо, которое мне нужно написать, в моей голове превращается в огромного монстра из запутанных ниток, которые мне нужно распутать. А у него нет ни начала, ни конца. И я не знаю, как подступиться к нему. Он такой тёмный, страшный, неприступный.
⁃           Ох, несчастный я, бедный ребёнок. Не знаю, как мне осилить это домашнее задание!
⁃           Давай уже я тебе помогу. Это просто невозможно это слушать! - вздыхает мама.
Мама просит Сашу присмотреть за Софией, и мы идем в мою комнату. Мама читает интервью космонавта.
⁃           Так, у тебя всего 10 строчек, которые нужно заполнить. Начнем с правил. Что должно быть обязательно в письме?
⁃           Должно быть приветствие.
⁃           Ну так напиши его.
⁃           А где моя ручка?
⁃           По-моему, ты её выронил, когда по полу катался внизу.
⁃           О нет! Теперь мне ещё и ручку искать! Сегодня всё против меня!
⁃           Так, Даниель, – мама начинает сердиться, – или ты сейчас же найдёшь ручку, или я тебе больше помогать не буду.
В общем, ручку я не нашел, зато её нашла мама – как раз там, где она мне сказала искать, но я не нашёл. Поэтому она сказала, что помогать мне больше не будет и я не должен выходить из своей комнаты, пока не напишу письмо.
Через 10 минут я вышел с исписанными листом и неуверенно презентовал его маме.
⁃           Отлично, Даниель! Как у тебя так получилось?
⁃           Как ты сказала, – нужно с чего-то начать. Я начал с приветствия, а потом задал пару вопросов, написал о себе, и потом строчки закончились. Так клубок и распутался.
⁃           Поэтому и говорят, Даниель, что начало - это половина дела.
⁃           А у меня даже больше. Три четверти!
Даниель Хайнц

Лучшее письмо

- Никогда! Никогда у меня этого не получится! - жалуюсь я маме по пути из школы домой.
- О чем ты? - удивляется она.
- Никогда у меня не будет лучшей работы по немецкому языку!
- Ты и по математике так же думал, а на этой неделе все-таки добился своего! - мама гладит меня по затылку. - Может быть, за письмо родителям из космоса, которое вы писали недавно, будет лучшая оценка? Учительница ведь уже сказала, что ей понравилось!
- Да, но у меня отлично с минусом - она уже объявила. И минус, наверное, только за то, что я не успел написать одно предложение! Нужно было уже работы сдавать!
- Ну ничего, Даниель, отлично с минусом - это здорово!
- Нет, здорово - это когда твою работу отдают директору, и она тебя вызывает потом. чтобы похвалить и поблагодарить.
- У вас директор такое делает? - удивляется мама.
- Да... Но мне этого не видать, как своих ушей.
- Откуда ты знаешь?
- Потому что наша учительника отдает всегда одну лучшую работу, одну среднюю и одну плохую директору на проверку. Она отдала мою. Понятно, что это средняя работа, потому что она на отлично с минусом!
Мама пожимает плечами и снова гладит меня по затылку.
- Мне очень жаль, Даниель.
На следующий день я уже и думать забыл об этом письме, если бы не наша учительница, которая громко-громко прочитала всему нашему классу то, что я написал. Она сказала, что мое письмо - самое лучшее, даже несмотря на то, что я забыл написать одно предложение в конце.
- Здорово! Даниель! - радуется мама.
- И это ещё не все! - я хитро прищуриваю глаза. - Директору моя работа тоже очень понравилась, и, возможно, она меня позовет, чтобы лично похвалить!
- Вот это ничего себе! Я очень хочу прочитать твое письмо! Все-таки ты нам писал - из космоса:) У тебя оно с собой?
- Да!
Дома мама первым дело достала мою тетрадь и принялась читать. Лицо её от предложения к предложению становилось всё светлее и светлее, а улыбка все шире и шире. На каждой фразе, которую я написал на английском языке (в письме я писал о том, что пришел на выставку, а оказался  в ракете с американцами, которые летели на луну, - и понятно, что они должны говорить со мной на английском), она останавливалась и давала мне "пять".
- Ну ты молодец! - повторяла она. - Всех астронавтов знаешь по именам, которые на Луну летали!
- Ну конечно, - мы же там. с ними познакомились, - улыбаюсь я.
- И "earth" без ошибки написал! Ни одной ошибки по-английски! Ну ты даешь!
Мама дает мне тетрадку обратно.
- Ну что, не зря английский мы учил?- спрашивает мама меня, явно намекая на моё мягко скажем недовольство тем лагерем, в котором мы год назад 2 недели учили английский язык на каникулах, вместо того, чтобы отдыхать!
- Не зря, - я улыбаюсь. - Если попаду в космос с Нильсом Армстронгом, то точно не пропаду!
- Это точно! - смеется мама и  обнимает меня. - Ты теперь нигде не пропадешь с таким английским! Я тобой очень горжусь, сынок!





Даниель Хайнц

Обязательно женюсь, когда вырасту!

- Что тебе купить в магазине? – спрашивает мама меня, направляясь к магазину. Я в это время остаюсь в машине, чтобы присмотреть за спящей Софией.

- Шоколадки "Дупло", пожалуйста, – я улыбаюсь так мило, что мама не может мне отказать в этой сладости.
- Хорошо, только не ешь, пожалуйста все сразу, – просит мамаю
- Конечно! - отвечаю я.
Когда первая шоколадка дома съедена, я не могу удержаться и ем вторую. А потом и третью.
- Мама, – кричу я, пожалуйста спрячь их от меня подальше и выдавай только по две в день.
- Хорошо, – отвечает нам и прячет, пока я не вижу, мои любимые «Дупло».

Моя стратегия прекрасно работает, но только один день. Когда я прихожу из школы, мама смотрит на меня какой-то странно.

– Даниель, мне очень жаль, но я не могу прятать от тебя "Дупло".

– Почему же? – удивляюсь я.

– Потому что я сама не могу удержаться и ем их, - отвечает мама, - спрячь их от меня, пожалуйста!
Мама протягивает  мне пачку, в которой осталось только 2 шоколадки.
- Ой-ой-ой, - Качаю я головой. – Что же нам делать? Ведь если я их спрячу, то я их тут же съем!
- Не знаю... Какая сложная задача, - мама качает головой. - Мне кажется, их надо просто съесть и больше не покупатью
- Точно, - улыбаюсь я и засовываю в рот вкуснятину.

Другую мама отдает тоже мне.

– Мама, – вздыхаю я. - Когда я вырасту, то обязательно женюсь!
- Почему вдруг? - удивляется она.
- Потому что кому-то надо будет меня останавливать! Чтобы я так много шоколадок не ел и мороженого тоже!

Даниель Хайнц

Эрни и Берт

Эрни и Берт, две игрушки с «Улицы Сезам», появились в нашем третьем классе «б» с первого дня. Их принесла учительница, как она потом объяснила нашим родителям для того, чтобы дети учились писать в свободной форме, что является задачей третьего класса. Но мы этого тогда не знали.
-        Вы можете писать им письма, они будут вам отвечать, - сказала она нам.
Мы переглянулись. Как это они будут нам отвечать? Это же игрушки! Они не умеют писать.
Но уже на следующий день Эрни и Берт приняли первые восемь писем (от девочек, мальчики в такую ерунду не верили), а еще через день им пришли ответы! И тут понеслось! Все принялись писать – кому не нравится получать письма? Я тоже написал. И Эрни с Бертом мне ответили. Они были очень милыми – эти ребята. Спрашивали, как я провел лето, про мой лучший отпуск. Я написал им про Мальдивы – мой лучший отпуск, на котором мы были в прошлом году и про чемпионат мира по футболу в России, на котором этим летом мы побывали на игре Франции и Дании. Эрни и Берт ответили, что они наплакали три ведра воды, когда смотрели игру немецкой сборной, а я написал, что тоже расстроился, когда ни Франция, ни Дания не забили ни одного гола. Тоже мне чемпионы мира! Насчет Мальдив Эрни и Берт написали, что им надо поторопиться и обязательно слетать на Мальдивы, пока они не ушли под воду, и попросили взять их следующий раз с собой.
-        Мама, а Мальдивы действительно могут уйти под воду? – спросил я дома. – Ведь мы хотели туда обязательно еще раз слетать!
-        Действительно, так говорят, - ответила мама, -  что уровень воды в мировом океане поднимается из-за потепления и когда-нибудь Мальдивы уйдут под воду, но не скоро. Мы успеем и Эрни с Бертом тоже с собой возьмем. Как они кстати поживают?
-        Хорошо, мама. Сегодня у Эрни и Берта были новые прически. Они так стеснялись, что не хотели вылезать из коробки. На выходных они были в парикмахерской и покрасили себе волосы. Мы дружно хлопали по партам, чтобы они, наконец, вылезли, но они не хотели. В итоге, когда они все-таки решились, нам их причёски очень понравились. У Берта желто-оранжевые волосы  стояли ирокезом, а у Эрни выглядели, как голубой торт. На перемене я подошел поближе, чтобы рассмотреть их, но был очень разочарован, так как увидел, что у Эрни это была никакая не причёска, а просто шапка, которая одета сверху. И для этого нужно идти в парикмахерскую?
Несмотря на это мы продолжали дружно писать, а Эрни и Берт отвечать. Иногда ответов приходилось ждать подолгу. Так долго, что фрау Шмидт начинала ругать Эрни и Берта за то, что они заставляют нас так долго ждать. А один раз Берт пришел в школу с повязкой на руке.

-        Его укусила пчела? – спросили мы.
-        Нет, - ответила фрау Шмидт. – У него заболела рука, так как он за один вечер написал 15 писем! И это всё из-за Эрни – он совсем не помогал Берту.
-        Как жаль, - сказал я, - я как раз написал ответ Эрни. Я с улыбкой достал из портфеля письмо на восемь страниц.
Ого! – вздохнула фрау Шмидт. - Мировой рекорд!!!
Его так никто и не побил. Через пару месяцев количество писем пошло на убыль. Но тут мы нашли новое увлечение – принялись мастерить для Эрни и Берта всякие вещи. Финья сделала им из надувного шарика плавки, так как они пожаловались, что им не в чем ходить в плавательный бассейн. А я подарил Эрни и Берту самодельную сумку, которую я сделал на детском ткацком станке. Мы дурачились с ними.
Когда фрау Шмидт приходила с перемены в класс на урок, Берт жевал карандаш, а Эрни – чашку. Она ругалась на них, что они уже большие, и должны бы знать, что карандаши  и чашки не жуют, а мы тихонько хихикали с ребятами и на следующей перемене засовывали им снова карандаш и чашку в рот.
Потом и это занятие сошло на нет. В школе в третьем классе заданий стало больше. Особенно нужно было много писать: описаний людей, по картинке, разные истории сочинять, „Детям это всегда сложно дается, - сказала фрау Шмидт как-то нашим родителям, - но у наших детей это прекрасно получается".
Как вы думаете, почему?

Даниель Хайнц

Первый раз в третий класс!

Это ужасно, – говорю я, сидя в кровати у нас дома. – Шесть недель каникул прошли так быстро! Завтра снова начинается школа!!! У нас в очередной раз новая учительница. Она наверняка будет такой строгой! Придут новые дети – они будут смеяться надо мной! Мальчики не будут со мной дружить!
– Даниель, остановись, пожалуйста, – говорит мама, присаживаясь ко мне на кровать и гладя меня по голове. – Может быть лучше подождать завтрашнего дня и посмотреть, как все будет?
– Я знаю, что все будет плохо!
– Откуда тебе это знать? Ведь в третий класс ты идешь первый раз – завтра. Этого ещё не разу не было. Давай лучше вместо того, чтобы волноваться, посидим, пообнимаемся, проведем время вдвоем. Ты ведь любишь проводить время со мной?
– Да, но...
– „Но“ будет завтра... А сейчас ты со мной, здесь тепло и спокойно...
Мамин голос убаюкивает, руки гладят по спине и я расслабляюсь, погружаясь в сон.
На следующий день я иду в школу и не верю своим у счастью. Новая учительница очень мила с нами, добра и даже не дает нам домашнего задания. Она принесла в класс две игрушки из программы „Улица Сезам“ Ерни и Берта, которым мы все можем писать письма, а они нам будут отвечать! Я сразу им написал маленькое письмо – посмотрим, ответят ли!
На этой неделе жарко, поэтому нас отпускают на час раньше. Но не это самая главная новость. Главное – это то, что к нам вернулась наша учительница из первого класса. Она ушла тогда, потому что у нее должен был появиться ребенок. Я был безутешен. Поэтому вы можете себе представить, как я обрадовался, когда нам сказали, что несколько предметов будет вести она! У меня чуть слезы из глаз не полились!
Я рассказыва это маме, а она улыбается.
– Ну что, Даниель, стоило вчера так переживать?
– Нет, - я улыбаюсь в ответ. – Совсем не стоило.
– Ты запомнишь это?
Я киваю головой и бегу играть с друзьми из школы в футбол. Ура! Школа началась!
Даниель Хайнц

Как мы ждали рождения сестры Софии и, наконец-то, дождались.

Наступили зимние каникулы. Их мы ждали с особым нетерпением. На каникулах у нас должна родиться сестричка София! Мы уже видели её на черно-белой фотографии с УЗИ: там можно было рассмотреть даже милое личико с курносым носиком, но нам, конечно, не терпелось увидеть её по-настоящему, подержать на ручках и рассказать после каникул всей школе, что у нас родилась СЕСТРА!
Дедушка с бабушкой специально забрали нас с Сашей пораньше к себе домой на Рождество – вдруг София решит немножко пораньше родиться... Но она не родилась, и родители приехали к нам на один день и провели Рождество вместе с нами. Это было здорово, тем более что, по словам бабушки, она именно так и родила своего первого ребенка – дядю Михаеля – после долгой дороги в машине. Но с нашей Софией это не сработало.
Поэтому мы вернулись домой, чтобы вместе с родителями, тетей Наташей, дядей Оскаром и Лео встретить Новый год. Они тоже очень хотели увидеть Софию. Все старались как-то помочь маме, чтобы она уже скорее родила. Папа рассказывал про то, как его мама бегала по лестнице туда-сюда, чтобы он родился. Мамина знакомая советовала пить чай из листьев малины. Но лучше всего постарался наш четырехлетний Лео. Он смешил маму новыми, придуманными им словами до слез. После того, как он сказал, что хочет посмотреть „Ну, поДади!“  и „Три поСосенка“ наша мама схватилась за животик и сказала: „Ой, больше не могу, сейчас рожу!“ Но, к сожалению, не родила. Так и уехали наши родственники, не увидев Софию.

Мама сказала, что София обязательно родится на папин День рождения – 4 января. Это будет маминым подарком, потому что никакого другого она не приготовила. Мы с Сашей переглянулись и подумали, что трудно нам будет переплюнуть маму, но все же нарисовали папе два рисунка. А мама сидела-сидела целый день третьего января: сначала пила чай из малиновых листьев, потом ходила по лестнице вниз и вверх, а к вечеру все-таки решила торт испечь – на всякий случай. И правильно мама сделала, а то бы папа остался без подарка. А так хотя бы торт съел.
7 января, когда уже назначенный срок рождения Софии прошел, мы по-настоящему начали беспокоиться. Завтра нам идти в школу, а сестра так и не родилась! Что же делать? Я решил взяться за дело сам. В этот день мы поехали на турнир по футболу во Францию. Наша команда играла здорово и выиграла! Всего один момент был, когда я немного запутался в своих ногах и чуть не отправил мяч в свои ворота.
-       Даниель! Я чуть инфаркт не получил! – воскликнул папа после игры.
- А я чуть не родила! – мама схватилась за живот.
- А я это специально сделал, мама, - ответил я, - чтобы ты уже родила нам сестру.
Но даже чуть не забитый в свои ворота гол не помог.
В понедельник мама отправила нас в школу. Я даже не знал, как буду всем объяснять, что сестра наша еще не родилась, ведь до каникул я уверял всех, что она родится. Поэтому идти в школу не хотелось. Обычно мама нас отводила на остановку, но сейчас папа был в отпуске (чтобы водиться с Софией, да-да), и он пошел с нами. Мы долго стояли там, сдуваемые холодным ветром, пока одна женщина на машине не остановилась и не сказала нам, что школа начинается только через два дня. Ох и рассердились мы на маму!

-       Сейчас мы её наругаем! – говорил я по пути домой.
-       Только зря такую рань поднялись! – вторил мне Саша.
-       Нет-нет! – остановил нас папа. – Маму нельзя ругать. Она же у нас скоро родить должна, и такое бывает – беременные женщины все время что-то путают или забывают. Мы и сами могли в календарь заглянуть. Мы же мужчины! И когда родится София, нам нужно будет самим думать, потому что у мамы и без того будет много забот.
И мы не стали сердиться на маму, даже когда нам пришлось в среду рассказывать в школе не прекрасные новости о рождении сестры, а что все еще у мамы в животике и торопить ее не нужно.
Папа тоже маму не торопил. Говорил только иногда: „Дорогая, я никуда тебя не тороплю! Но пора бы уже родить! Мой отпуск скоро заканчивается!“
Мама махала на него рукой и говорила, что она тут не причем. И все же она решила прочитать о других способах, которыми можно помочь детям появиться на свет, так как ни листья малины, ни ходьба по лестницам не помогали.

- Представляете, предлагают съесть 7 ананасов или каждый день надувать шарики. Нет уж, - сказала мама, закрывая крышку ноутбука. - София появится, когда ей захочется.
Так и случилось. В один прекрасный день мы проснулись, а мамы не оказалось дома. Папа сказал, что она в больнице, и София, скорее всего, родится сегодня. 15 января в 18.34 родилась наша долгожданная сестра - наша маленькая принцесса.
Даниель Хайнц

Мне пора в школу

Мама, посмотри, чья-то машина врезалась в стену садика! – возмущаюсь я, когда мы идем вечером домой.
Да нет, – отвечает мама, – просто кто-то так близко припарковался, что коснулся стены! Надеюсь, на ней не останется царапин. Интересно, кто так неаккуратно водит машину?
Сейчас посмотрим, – говорю я деловито, подходя ближе к машине. – Номер 10 – это папа Леона.
Ты уверен? А может быть, в садике еще у кого-то из родителей есть 10 на номере машины? – спрашивает мама, с подозрением оглядывая машины, стоящие на парковке.
Нет, мама, я все номера наизусть выучил: у Яно 1320 и Лотты 8519. У воспитательниц тоже знаю: у Сабины 9090, у Михаелы 272.
Кстати, а может быть это машина не родителей, а соседей? – мама мне опять не верит.
Мама, неужели ты не знаешь номеров машин соседей?
Да мне бы номер нашей машины запомнить, – улыбается мама.
Наш номер – 2734, у Сандры – 7310, у ее мужа  – 7473, доктора Ш. – 8822, а здесь, – я показываю на машину, стоящую у обочины, – обычно здесь машина с номером 935 стоит, а сегодня другая – 395, хотя на вид такая же.
Ты, наверное, просто перепутал – цифры-то очень похожи, просто 3 и 9 нужно местами поменять.
Нет, мама, я ничего не перепутал!
Мама улыбается – опять не верит. А вот оно – доказательство. Мимо нас проезжает черный Volkswagen с номером 935 и паркуется рядом с той, что 395. Мама улыбается, только теперь совсем по-другому. Наконец-то, поверила!
Даниель, у тебя невероятная память на цифры! Это здорово! А еще больше я рада тому, что ты теперь цифры запоминаешь, а не негативные события твоей жизни, как было раньше: кто что натворил, кто у тебя булочку съел, кто тебе не тот подарок подарил. Ты вырос за этот год, повзрослел, уже считаешь, читаешь, хорошо запоминаешь. Пора тебе в школу!
Мама обнимает меня за плечо, треплет мне голову, и я тоже думаю, что мне пора в школу. Номера-то машин я в округе уже давно выучил, а около школы – там есть, где разгуляться.  Когда мы с мамой один раз туда приезжали – Сашу забрать, я там столько машин видел! Номера всех я сразу не запомнил, но когда в школу пойду, обязательно запомню. Это совершенно необходимо – а вдруг какой-нибудь водитель что-нибудь натворит?!