daniel_hainz (daniel_hainz) wrote,
daniel_hainz
daniel_hainz

Categories:

Всё хорошо, что хорошо заканчивается

-         Санкт Мартин, Санкт Мартин! - мама радостно поет, расхаживая по большой комнате.
⁃           Мати, Мати, - подхватывает София.
⁃           Да, София! - мама берет её на руки и кружит по комнате. - Сегодня - первый в твоей жизни Санкт Мартин! – мама радостно пританцовывает. – Замечательный сегодня будет праздник! Фонарик у нас есть, давай найдём палочку с лампочкой. А вот же она - на холодильнике. Санкт-Мартин! Санкт-Мартин! - продолжает напевать мама. - Мальчики, вы тоже пойдете?
⁃           Да, - отвечаем мы с Сашей.
Мы уже так давно не были на этом празднике! Как пошли в школу. А теперь с Софией можем ещё раз всё повторить: пройтись по улице с фонариками, попить теплого детского пунша и съесть горячую сосиску с булочкой. Здорово!
Мы одеваемся, чтобы успеть вовремя, но София заявляет решительный протест – она только что пришла из садика и идти обратно не собирается.
⁃           София! На улице ноябрь, холодно, - объясняет мама. - В Санкт Мартин всегда холодно! Нужно тепло одеваться.
⁃           Schuhe? (нем. - обувь) - спрашивает София.
⁃           Да, - мама живо кивает.
София приносит домашние тапочки и жестом, не терпящим возражений, показывает маме, что она наденет только их и ничто другое.
⁃           Может быть ей ботинки уже малы? - спрашивает мама вслух и достает новые ботинки.
Но София не желает одевать ни старые, ни новые, как и куртку с толстыми штанами. Рев заполняет весь первый этаж нашего дома и просачивается наружу, где счастливые дети идут с фонариками на праздник к детскому саду.
⁃           Вот, все дети радостно идут, а мы ревем, - говорит порядком вспотевшая мама. - Саша, ты можешь в палочке для фонарика батарейку обернуть бумагой, чтобы она не шаталась, а то лампочка выключается из-за этого.
⁃           Да, конечно! - Саша решительно берет палочку в руки.
⁃           Тебе показать? – спрашивает мама.
⁃           Нет, я всё понял.
Часы показывают 17.15 – а это значит, праздник начался.
-       Давай скорее, - торопит мама Сашу, - мы уже опаздываем.  Сделал?
-       Сделал, - отвечает Саша, - но теперь она вообще не включается.
Мама исследует палочку.
-       Зачем же ты бумагу до самого низу затолкал? Теперь вообще нет контакта. И бумагу не достать. Теперь София осталась без фонарика!
Мама расстроенно садится на полку для обуви. София пытается снять с себя шапку и снова начинает завывать.
-       У меня есть идея! – заявляет Саша.
Он бежит на второй этаж и приносит операционные щипцы, которые папа недавно принес домой с работы. С видом настоящего хирурга Саша протискивает щипцы в палочку и пытается достать бумагу.
-       Знаешь, - говорит мама, - мы уже пойдем. – Ты догони, как сделаешь.
У садика к этому моменту собралась настоящая толпа. Мы и забыли, что дети сначала показывают театральную сценку, потом поют, и только после этого идут по улицам деревни с фонариками. Мама с Софией садятся на лавочку для детей. София внимательно смотрит. И мама, кажется, забыла про недавние вопли Софии, сломанный фонарик и растворилась в празднике.
- Покакала!!! - вдруг раздается громкий голос Софии. – Покакала!!!
Хорошо, что она это по-русски сказала. Немцы не поняли. 
После нескольких манипуляций мама констатирует, что тревога была ложной. В это время приходит Саша и говорит, что операция прошла успешно, но лампа всё равно не работает. Мама со вздохом сожаления отдает фонарик Софии.
- Значит пойдем сегодня с выключенным фонариком.
София тем временем протягивает маме что-то маленькое.
-       Ой, ты лампочку выкрутила! Хорошо что ты её в рот не засунула! – мама взволнованно всплескивает руками. - Давай попробуем её обратно закрутить. Раз-два и фонарик горит!
Праздник продолжается! София идет с горящим фонариком. Метра два. Потом тот падает, потом гаснет, а вскоре падает и сама София вместе с фонариком. Её подхватывает подоспевший с работы папа. Но София не хочет идти с папой – только с мамой.
-       Не понимаю, почему я с такой радостью ждала этого праздника? – спрашивает мама папу. – Ведь и с мальчиками было то же самое: дети не хотели тепло одеваться, лампочки постоянно гасли, фонарики ломались, улетали, дети не хотели идти дальше, кричали, что у них замерзли руки, а рукавицы одевать не желали.
-       Потому что в конце были вкусные брецели и теплый пунш, а для взрослых глинтвейн и сосиски в булочке.
-       Ах да! Хорошо все то, что хорошо кончается. Теплый пунш - это действительно прекрасно. Только бы добраться до туда, - мама, тяжело вздыхая, пересаживает Софию с одной руки на другую и сдавленным голосом подвевает, - Санкт Мартин, Санкт Мартин!
-       Мати, Мати, - подхвативает София, и мы все снова улыбаемся.
А потом пьем детский пунш и едим брецели. Папа помогает продавать сосиски с булочками. София – тоже. Наливает детский пунш всем, кто подходит и не подходит. Очень уж ей понравился термос, из которого пунш выливается. Точнее кранчик. Нажимаешь – льется пунш. Не нажимаешь – не льется. Ну конечно, когда он льется – это намного интереснее! И Софию было не оторвать!
В итоге, не дожидаясь окончания вечера, мама унесла сырую, пропахшую насквозь детским пуншем, ревущую и рьяно сопротивляющуюся Софию подальше от термоса домой. Там всю одежду бросили в стирку, Софию одели в чистое и положили спать. Мама с ней ещё долго смотрели книжки с картинками. Особенно одну, где изображено, как счастливые дети с родителями идут гурьбой с фонариками и празднуют прекрасный праздник Санкт Мартина. Мама вздохнула, а София запела: "Мати, Мати" и сильно-сильно прижалась к маме. Мама улыбнулась, выключила свет и так же крепко прижалась к Софии.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments